Эти люди настроены серьёзно! Это превращается в ещё одно всемирное событие. Оно напоминает мне действительно омерзительную историю, выставляющую нам безжалостное наказание за наши общие преступления, которое предстанет перед лицом Луисвилля. Нам нужно будет прилюдно вбить несколько гвоздей в нужных людей в нужное время в нужном месте. Сцена превратится в красивую общественную драму, о том, что правильно, а что – нет, о том, что происходит с жизнью в стране блюграсс, когда мальчик Билли возвращается не меньше, чем из мёртвых и сводит старые счеты. И не смотря на то, что он будет признан невменяемым, Господи, они дадут мне ключи от чёртового города. И обливая кровью преступления в его книгах, и канонизируя изнасилование в насильственной истории взрослой наркомании, и его ужасные алчные отпечатки пальцев на телах наших жен, и наших соседей, и даже наших матерей – иногда… О Боже Генри, я чувствую я просто не могу ехать сегодня вечером в центр города. Чувствуя, как эти отвратительные дегенераты отмечают меня, кладут руки на меня на публике, когда весь мир будет смотреть, и придурки будут хихикать в тени над безумными вещами, которых я даже не помню. Господи-Ииусе, я боюсь!

То, чего они не знают, разумеется – пока, так это то, что организаторы встречи «ЭйчЭсТи» ожидают, что Кейт будет плавать голой в Когнито вместе с гладкой чёрной водной платформой, набитой разнообразными картинами и разноцветными росписями, которые будут предварительно проданы за 50 тысяч долларов – каждая и переданы в виде пожертвования на реставрацию мемориальной камеры Хантера С. Томпсона в Джефферсоновской тюрьме, где я однажды отбывал заключение по ложному обвинению в изнасиловании. Я хочу посетить свою старую камеру под взглядом телекамер, мэра и так далее, и инспектировать место – Клетку. И предложить ряд усовершенствований, хотя бы моей собственной камеры, и, может быть, там будет находиться счастливый заключенный, кем бы он ни был на тот день. И я возьму его в мемориальный зал, где матери нас обоих будут смотреть на нас, и публично освободить несчастного ублюдка. И, в чем бы ни заключались его преступления, я прощаю его, и с этого дня он свободен. И дать ему интернатуру в карьере Луисвильской журналистики и засунуть его в журнальный бизнес, нравится ему это или нет. Мы даже можем купить ему спортивную адвокатуру в каком-нибудь еженедельнике – посмотрим, как он себя поведёт. Да, сэр, мы вольны делать здесь что угодно. В ожидании немедленного ответа.

Хантер.

  • ГОНЗО
  • БИБЛИОГРАФИЯ
  • ЭКРАНИЗАЦИИ
  • РАЛЬФ СТЕДМАН
  • ГОСТЕВАЯ КНИГА
  • БЛАГОДАРНОСТИ
  • КАРТА САЙТА
  • Breaking Bad (Во все тяжкие)


    Александр Родионович Бородач